13.11.2018
Головна » Статті » Папські Послання

Mit brennender Sorge: О Церкви и Германском Рейхе

Папа Пий XI

Mit brennender Sorge

О Церкви и Германском Рейхе

Досточтимым братьям архиепископам и епископам Германии и прочим ординариям, находящимся в мире и общении с Апостольским Престолом.

Достопочтенным братьям шлем приветствия и апостольское благословение.

1. С глубочайшим беспокойством и растущим недоумением Мы давно уже следим за тяжкими испытаниями, которым подвергается Церковь, и за усиливающимися притеснениями, от которых страдают те, кто остаются сердцем и делом верны, в народе, некогда от св. Бонифация принявшем сияющее послание и Евангелие Христа и Царствия Божия.

2. И то, что рассказали Нам представители досточтимого епископата, навестившие Нас у одра Нашей болезни, в долге и истине, не изменило Наших чувств. К утешительным и поучительным вестям о том, как верные стоят за свою веру, сочли они себя обязанными добавить, невзирая на свои старания судить с умеренностью и несмотря на свои патриотические привязанности, сообщения о предметах тяжких и неприятных. Выслушав их рассказ, Мы смогли в благодарной признательности Богу возгласить вместе с апостолом любви: "Для меня нет большей радости, как слышать, что дети мои ходят в истине"(1). Но откровенность, нелицеприятная по отношению к Нашему апостольскому служению, и готовность явить пред христианским миром правду во всей ее действительности, заставила Нас добавить: "Наше пастырское сердце не знает большей боли, горшей досады, нежели узнать о том, что многие отклоняются с пути истины".

3. Досточтимые братья! Когда в 1933 году Мы склонились к началу переговоров о конкордате, который правительство Рейха предложило на основе схемы, существовавшей несколько лет, и когда, к единодушному вашему удовлетворению, Мы завершили переговоры торжественным заключением договора, Нами двигало желание обеспечить в Германии свободу благодетельной миссии Церкви и спасение душ, Ей вверенных, как Нам следовало, а также искреннее намерение подать немецкому народу служение, необходимое для мирного его развития и процветания. Посему, невзирая на многочисленные и существенные опасения, Мы решили тогда не отказывать в Своем согласии, ибо Мы хотели, насколько возможно человекам, избавить верных в Германии от испытаний и тягот, которые им предстояло понести ввиду обстоятельств, если бы переговоры провалились. Этими актами Мы желали ясно показать, руководствуясь единственно интересами Христа, что миролюбивая и материнская ладонь Церкви простирается на каждого, кто сам ее не отвергает.

4. Если же древо мира, посаженное Нами на немецкой почве с чистейшими намерениями, не принесло плода, что было бы в интересах вашего народа и на что Мы доверчиво надеялись, никто на свете, имеющий очи видеть и уши слышать, не может винить в этом Церковь и Ее главу. Опыт последних лет указал виновных и обнажил интриги, целью которых с самого начала была лишь война на уничтожение. В бороздах, где старались Мы сеять семя подлинного мира, другие люди, - "враг", как сказано в Священном Писании, - посеяли плевелы недоверия, беспокойства, ненависти, клеветы, решительной враждебности - откровенной или прикрытой, питающейся множеством источников и пользующейся множеством инструментов - по отношению ко Христу и Его Церкви. Они, и они одни, со своими соучастниками, как молчаливыми, так и крикливыми, повинны в том, что не радуга мира, а буря религиозной войны может омрачить сегодня немецкое небо.

5. Никогда не прекращали Мы, досточтимые братья, представлять ответственным правителям судеб вашей страны последствия, которые неизбежно проистекают из попустительства и даже потакания такой политике. Мы сделали все, что в Наших силах, дабы защитить священную печать данного слова чести от теорий и практик, официально этой политикой принимаемых, которые подрывают всякое доверие к договорам и обесценивают любую подпись. Если когда-нибудь настанет день явить всему миру отчет о Наших усилиях, каждый честный человек увидит, на чьей стороне следует искать сторонников мира, а на чьей - его подрывателей. Кто только сохранил в душе своей крупицу любви к истине, а в сердце - тень чувства справедливости, должен признать, что в ходе этих беспокойных и мучительных лет, последовавших за заключением конкордата, каждое Наше слово, каждое Наше действие было вдохновлено связывающей силой договора. В то же время все должны признать, причем не без недоумения и порицания, что другая договаривающаяся сторона выхолащивала условия договора, искажала их смысл и не раз считала его в большей или меньшей степени официальное нарушение политической нормой. Умеренность, которую Мы являли невзирая на все это, была обусловлена не мотивами мирских интересов, и тем паче - не слабостью, но лишь Нашим беспокойством о том, чтобы не вырывать пшеницу вместе с плевелами, не произносить открытого суждения прежде, нежели общество будет готово принять его силу, не брать под сомнение чью-либо честность, пока улики не сорвут маску с систематической враждебности по отношению к Церкви. Даже сейчас, когда началась кампания против религиозных школ, предусмотренных конкордатом, и уничтожается свобода выбора, которой пользовались католики в праве дать своим детям католическое образование, что дает новые улики в вопросе, столь сущностно важном для жизни Церкви, свидетельствует о крайней опасности положения и волнует каждого христианина, - даже сейчас Наша ответственность за благо христианских душ побуждает Нас не пренебрегать последними возможностями, как бы малы они не были, вернуться ко взаимному исполнению обязательств по договорам и к любому урегулированию конфликта, приемлемому для епископата. Мы и впредь будем неустанно представать перед правителями вашего народа как защитник нарушаемых прав и, послушные Нашей совести и Нашему пастырскому долгу, успешно или безуспешно, противостоять политике, явными или тайными средствами стремящейся задушить гарантированные договором свободы.

6. Однако же, досточтимые братья, цель настоящего письма иная. Как вы преданно посетили Нас во время Нашей болезни, так и Мы в ответ обращаемся к вам, а через вас - к немецким католикам, которые, как все страдающие и терпящие боль дети, ближе к сердцу своего Отца. В пору, когда вера ваша, подобно золоту, испытывается огнем бедствий и преследований, когда свободу вашего вероисповедания осаждают со всех сторон, когда недостаток религиозного образования и нормальной защиты тяжким бременем ложится на вас, вы имеете всякое право на слова истины и духовное утешение от того, чей первый предшественник услышал слова Господа: "Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя; и ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих"(2).

7. Заботьтесь же, досточтимые братья, прежде всего, о сохранении в Германии веры в Бога, чистой и незапятнанной, которая есть первое и незаменимое основание всей религии. Верующий в Бога - не тот, кто в речи своей произносит Его имя, но тот, для кого это святое слово означает истинное и полное понятие Божества. Кто же, смущенный пантеизмом, отождествляет Бога и вселенную, либо принижая Бога до размеров мира, либо возводя мир до величия Бога, не есть верующий в Бога. Кто следует так называемой дохристианской германской концепции, заменяя личностного Бога темным и безличным роком, отрицает тем самым Премудрость Провидения, которая "быстро распростирается от одного конца до другого и все устрояет на пользу"(3). Он также не есть верующий в Бога.

8. Кто возводит расу, или народ, или государство, или частную форму государства, или власть имущих, или иную какую-либо фундаментальную ценность человеческого общества, - как бы необходимы и почетны ни были их функции в мирских делах, - кто возводит эти понятия превыше принадлежащего им достоинства и обожествляет их до степени идолопоклонства, тот искажает и извращает мировой порядок, задуманный и сотворенный Богом; он далек от истинной веры в Бога и от того представления о жизни, которое поддерживает вера.

9. Опасайтесь, досточтимые братья, того распространяющегося злоупотребления в речи и на письме именем Божиим, как если бы Оно было бессмысленным ярлыком, который можно более или менее произвольно, исходя из человеческих измышлений, прилепить к любому созданию. Прибегайте к своему влиянию на верных, дабы те не поддавались этому отклонению. Наш Бог - Бог личностный, сверхприродный, всемогущий, бесконечно совершенный, Единый в Троице Лиц, Триличный в Единстве Божественной природы, Создатель всего сущего; Господь, Царь и конечный итог всей истории мира, Который не потерпит, и не может потерпеть, рядом с Собою "Бога"-соперника.

10. Сей Бог, сей Суверенный Владыка, дал заповеди, ценность которых не зависит от времени и места, от страны и расы.. Как Солнце Божие сияет каждому человеку, так и Закон Его не ведает ни преимуществ, ни исключений. Правящие и подданные, коронованные и некоронованные, богатые и бедные все равно подчинены Его слову. Из полноты права Создателя естественным образом исходит полнота Его права на послушание лиц и сообществ, кто бы и каковы бы те ни были. Послушание это проницает все области деятельности, в которых нравственные ценности находятся в гармонии с законом Божиим, и приводит всю совокупность постоянно меняющихся человеческих законов в единство с неизменными законами Божиими.

11. Никто, разве что недалекий разумом, не может забрести в идеи о национальном Боге, о национальной религии, или пытаться замкнуть в пределах одного народа, в узких границах одной расы Бога, Творца вселенной, Царя и Законодателя всех народов, пред Чьим величием все они суть "как капля из ведра"(4).

12. Епископы Церкви Христовой, каждый из которых "поставляется на служение Богу"(5), должны следить, чтобы опасные ошибки этого рода и следующие из них, еще более опасные порядки, не приобретали прочного положения среди их паствы. Это входит в их священные обязательства делать все, что в их силах, дабы обеспечивать уважение и послушание заповедям Божиим, поскольку таковые суть необходимое основание всей частной жизни и публичной нравственности; защищать права Божественного Величества, Его имя и Его слово от оскорбления; класть конец богохульствам, которые в словах и картинках множатся, словно пески в пустыне; встречать упрямство и подстрекательства тех, кто отрицает, презирает и ненавидит Бога, неустанными искупительными молитвами верных, ежечасно возносящимися, подобно фимиаму, к престолу Всевышнего и сдерживающими Его отмщение.

13. Благодарим вас, досточтимые братья, ваших священников и верных, что и в зубах агрессивного язычества вы стойки в своем христианском долге и в защите прав Бога. Признательность Наша, сердечная и восхищенная, принадлежит тем, кто, исполняя свои обязанности, был сочтен достойным жертв и страдания из любви к Богу.

14. Не может вера в Бога сколько-нибудь долго сохраняться без поддерживающей ее веры во Христа. "Кто есть Сын, не знает никто, кроме Отца, и кто есть Отец, не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть"(6). "Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа"(7). Следовательно, никто не может сказать: "Я верю в Бога, и этой религии мне достаточно"", ибо слова Спасителя не терпят отговорок, и "всякий, отвергающий Сына, не имеет и Отца; а исповедующий Сына имеет и Отца"(8).

15. В Иисусе Христе, Сыне Божием, ставшим Человеком, воссияла полнота божественного Откровения. "Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни сии говорил нам в Сыне"(9). Священные книги Ветхого Завета суть единственно слово Божие и составляют значимую часть Его Откровения; они пронизаны мягким светом, предвещающим, в гармонии с постепенным развитием Откровения, зарю яркого дня Искупления. Как и следует ожидать от исторических и дидактических книг, они во многих деталях отражают несовершенство, слабость и грешность человека. Но наряду с бесчисленными штрихами величия и благородства описывают они также и историю избранного народа, носителей Откровения и Обетования, не раз отворачивавшихся от Бога и обращавшихся к миру. Очи, не ослепленные предубеждением или страстью, увидят в этих уклонениях, о которых повествует библейская история, сияющий свет, являющий спасительный замысел, который в конце концов восторжествует над всякой ошибкой и грехом. Именно в полумраке этого заднего плана видишь блистательную перспективу божественного и спасительного наставничества, видишь, как оно согревает, увещевает, поражает, возносит и украшает своих избранников. Ничто, кроме невежества и гордыни, не может помешать человеку видеть хранимые в Ветхом Завете драгоценные сокровища.

16. Всякий, желающий изгнания из церкви и школы библейской истории и мудрого учения Ветхого Завета, хулит имя Божие, хулит составленный Всемогущим замысел спасения и делает узкую и ограниченную человеческую мысль судией Божией воли об истории мира: он отрицает веру в истинного Христа, явившегося во плоти, Христа, принявшего человеческую природу от народа, который Его распял; он не понимает ничего о вселенской трагедии Сына Божия, Который кощунству Своих мучителей противопоставил божественное и священническое жертвоприношение Своей искупительной смерти и сделал новый завет целью завета былого, его осмыслением и венцом.

17. В Евангелии Христовом достигнута вершина Откровения, окончательная и вечная. Она не знает ни штриха, нанесенного человеческой рукою; она не терпит подмен или произвольных альтернатив, которые определенные вожди якобы выводят из так называемого мифа о расе и крови. Поскольку Христос, Помазанник Господень, завершил дело Искупления и, разрушив власть греха, заслужил нам милость быть детьми Божиими, и с того дня нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись(10). Ни один человек, будь он даже воплощением всей науки, власти и мирской силы, не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос(11). Посмей кто-либо в святотатственном отрицании сущностных различий между Богом и Его тварью, между Богочеловеком и детьми человеческими, поставить смертного, хотя бы даже и величайшего во все времена, рядом со Христом или даже превыше Христа, он заслуженно будет назван пророком ничтожества, к которому можно будет отнести страшные слова Писания: "Живущий на небесах посмеется, Господь поругается им"(12).

18. Вера во Христа не может оставаться чиста и беспримесна, если не поддерживается верой в Церковь, которая есть "столп и утверждение истины"(13), ибо Сам Христос, Бог от века благословенный, возвел сей столп веры. Его заповедь слушать Церковь(14), принимать в словах и заповедях Церкви Его собственные слова и Его собственные заповеди(15), обращена ко всем людям во все времена и во всех странах. Церковь, основанная Искупителем, - едина, одна и та же для всех рас и всех наций. Под Ее сводом, как под куполом небесным, существует лишь одна страна для всех народов и языком, есть место для развития всякого качества, преимущества, служения и призвания, которые Бог Творец и Спаситель вверил отдельным людям и этническим сообществам. Материнское сердце Церкви достаточно велико, чтобы видеть в богоустановленном развитии отдельных характеристик и даров не только опасность расхождения. Она радуется духовным преимуществам людей и народов. В их успехах видит Она с материнской радостью и гордостью плоды образования и прогресса, которые лишь благословляет и поощряет всегда, когда может сделать это в доброй совести. Но знает Она также и о том, что этой свободе установлены пределы величием божественного Правителя, основавшего сию единую и неделимую Церковь. Всякий, портящий это единство и неделимость, отнимает у Супруги Христовой один из венцов, которыми короновал Ее Сам Бог; он подвергает божественное устроение, покоящееся на вечных основаниях, критике и переделке от рук архитекторов, которым Отец Небесный никогда не поручал в него вмешиваться.

19. Божественная миссия Церкви, трудящейся среди людей и действующей через людей, может быть омрачена умыслами человеческими (и слишком человеческими), упорно прорастающими подобно плевелам среди пшеницы Царствия Божия. Те, кому известны слова Спасителя о соблазне и соблазнителе, знают также и суждение, которое Церковь и все Ее сыны должны произнести о том, что было и что является грехом. Но если рядом с этими достойными порицания расхождениями между верой и жизнью, делом и словом, внешним поведением и внутренним чувством, сколь бы многочисленны они ни были, кто-либо не замечает несметную совокупность подлинных добродетелей, духа жертвенности, братской любви, героических усилий на пути святости, - он уличает себя в прискорбной слепоте и несправедливости. Если потом он забывает подойти с тем же жестким мерилом, которым измеряет ненавидимую им Церковь, к другим могущим его заинтересовать организациям, - его взывания к оскорбленному чувству чистоты отождествляют его с тем, кто, по пронзительному слову Спасителя, смотрит на сучок в глазе брата своего, а бревна в своем глазе не чувствует. Правда, сколь бы подозрительны ни были намерения тех, кто делает своей задачей - нет, даже своей подлой профессией - пристально рассматривать все, что только есть в Церкви человеческого, и не смотря на то, что священническая власть, даруемая Богом, не зависит от человеческих качеств священника, все же верно, что ни в один миг истории ни один человек ни в одной организации не может считать себя свободным от долга верного испытания своей совести, безжалостного самоочищения и деятельного восстановления себя в духе и деле. В Своей энциклике о священстве Мы привлекли внимание всех членов к Церкви, прежде всего - принадлежащих к священническому и монашескому сообществам и к мирскому апостолату - к этой священной обязанности выверять свою веру и поведение с требованиями закона Божия и Церковного. И сегодня Мы повторяем со всей доступной Нам настойчивостью: мало быть членом Церкви Христовой, нужно быть живым ее членом в духе и истине, то есть жить в состоянии благодати и в присутствии Божием, либо в невинности, либо в искреннем покаянии. Если апостол народов, сосуд избранный, усмирял и порабощал тело свое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным(16), может ли кто-либо из ответственных за расширение Царствия Божия пользоваться каким-либо еще методом, кроме личного освящения? Только так можем мы явить нынешнему поколению и критикам Церкви, что "соль земли", закваска христианства не разложилась, а готова дать современным людям - пленникам сомнений и ошибок, жертвам безразличия, уставшим от веры и отходящим от Бога - духовное возрождение, в котором они так нуждаются. Христианство, прочно держащееся за самое себя, отвергающее всякий компромисс с миром, принимающее всерьез заповеди Бога и Церкви, сохраняющее любовь к Богу и к людям во всей ее свежести, - такое христианство может быть и будет образцом и предводителем мира, смертельно больного и стенающего о руководстве, если только мир сей не обречен на невообразимую катастрофу.

20. Всякая подлинная и устойчивая реформа проистекала в конечном итоге из святости людей, влекомых любовью к Богу и к людям. Благородные, готовые ответить на любой призыв Бога, и в то же время уверенные в себе благодаря уверенности в собственном призвании, возросли они и стали светочами и реформаторами. С другой стороны, всякое реформаторское рвение, произрастающее не из личной чистоты, а из страстей, производило вместо света - волнения, вместо созидания - разрушение и не раз порождало зло худшее, нежели то, которому стремилось найти лекарство. Нет сомнений, что "Дух дышит, где хочет"(17): Он "может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму"(18), чтобы те приготовляли путь Его замыслу. Он избирает инструменты Своей воли в соответствии с разумением Своим, а не человеческим. Но Основатель Церкви, вдохнувший Ее в жизнь в день Пятидесятницы, не может отречься от Им же заложенных оснований. Кто движим духом Божиим, вольно или невольно принимает и внешне и внутренне верное отношение к Церкви, к этому святому плоду крестного древа, к сему дару Духа Божия, данному в день Пятидесятницы изменчивому миру.

21. В вашей стране, досточтимые братья, хором звучат голоса, призывающие людей покидать Церковь, и многие среди вождей официально придерживаются позиции, призванной создать впечатление, будто подобная неверность Христу-Царю есть знак и похвальный акт верности по отношению к современному государству. Тайные и явные меры запугивания, угрозы поражения в экономических и гражданских правах оказывают на определенные классы католических функционеров давление, нарушающее всяческое человеческое право и достоинство. Чистосердечное Наше отеческое сочувствие выражаем тем, кто должен так дорого платить за свою верность Христу и Церкви; но на карту прямо поставлены высшие интересы, и альтернатив лишь две - либо духовная гибель, либо ничто иное, как героизм. Если притеснитель предлагает кому-то иудину сделку отступничества, тот может лишь, ценою всяческого земного жертвоприношения, ответить вместе с Господом нашим: "отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи"(19). А обратившись к Церкви, он скажет: "Ты - Мать моя от младенчества, утешение жизни моей и защитница в смерти! Да присохнет язык мой к нёбу, если, поддавшись мирским обещаниям или угрозам, предам я обеты своего крещения". Те же, кто воображает, будто способен примирить (внутреннюю верность и) внешнюю неверность по отношению к одной и той же Церкви, да услышат предостережение Господа нашего: "кто отвергнется Меня пред человеками, тот отвержен будет пред Ангелами Божиими"(20).

22. Вера в Церковь не может оставаться чистой и истинной без поддерживающей ее веры в первенство Римского Епископа. В тот же миг, когда Петр в присутствии всех апостолов и учеников исповедал свою веру во Христа, Сына Бога Живого, получил он в ответ, - в награду за веру свою и исповедание, - то слово, которым была построена Церковь, единственная Церковь Христова, стоящая на камне Петра(21). Так было скреплено единство между верой во Христа, в Церковь и в первенство. Истинная и законная власть есть непременно узы единства, источник силы, гарантия от разделения и краха, залог будущего; это и подтверждено в глубочайшем и тончайшем смысле, когда эта власть относительно Церкви, и Ее лишь одной, скрепляется обетованием и водительством Святого Духа и Его неопровержимой помощи. Если люди, которых не объединяет даже вера во Христа, придут и предложат вам обольщение национальной "Германской Церкви", будьте уверены: это - ничто иное, как отрицание единой Церкви Христовой и очевидное предательство той вселенской евангельской миссии, правом и способностью вести которую обладает во всем мире одна лишь Церковь. Реальная история других национальных "Церквей" с их беспомощностью, ограниченностью государственными рубежами и подчинением мирским властям - достаточное свидетельство бесплодия, которому обречена любая ветвь, отсеченная от ствола живой Церкви. Тот, кто с самого начала отвечает на все эти ошибочные эволюции бескомпромиссным "нет", служит не только чистоте своей веры во Христа, но и благополучию и выживанию своего собственного народа.

23. Следите внимательно, досточтимые братья, чтобы фундаментальные религиозные понятия не лишались содержания и не искажались в целях нечестивого использования. "Откровение" в христианском смысле означает слово Божие, обращенное к человеку. Использование этого выражения в отношении "указаний" относительно расы и крови, "озарений" касательно истории некого народа есть ничто иное, как обман. Фальшивые монеты подобного рода недостойны лежать рядом с золотом христианства. "Вера" состоит в принятии как истины всего, что Бог открыл и через Свою Церковь предлагает человеку принимать. Это "уверенность в невидимом"(22). Радостная и честная уверенность в будущем своего народа, от природы преисполняющая каждое сердце, - нечто совершенно иное, нежели вера в религиозном смысле. Подменять одно другим и в силу этого претендовать на то, чтобы числиться среди последователей Христа, - бессмысленная игра слов, если только не скрывает под собой подмены понятий или чего-либо худшего.

24. "Бессмертие" в христианском смысле означает выживание человека после земной его смерти ради вечной награды или наказания. Если кто понимает под этим выражением лишь коллективное сохранение здесь, на земле, своего народа в течение бесконечного промежутка времени, искажает одно из фундаментальных понятий христианской веры и подрывает самые основы религиозного мировоззрения, требующего нравственного порядка.

25. "Первородный грех" есть наследственная, но безличная вина потомков Адама, согрешивших в нем(23). Это утрата благодати и, следовательно, вечной жизни, наряду с предрасположенностью ко злу, которую каждый человек должен подавлять и преодолевать с помощью благодати, покаяния, противления и нравственных усилий. Страсти и смерть Сына Божия искупили мир от наследственного проклятия греха и смерти. Вера в эти истины, которые сегодня в вашей стране подвергают дешевым нападкам недруги Христа, принадлежит к неотчуждаемому сокровищу христианского Откровения.

26. Крест Христов, хотя и ставший для многих камнем преткновения и безумием(24), для верующего остается святым знаком искупления, символом нравственной силы и величия. Мы живем в его тени и умираем в его объятиях. Он стоит на наших могилах залогом нашей веры и нашей надежды на свет вечный.

27. Смирение в евангельском духе и мольба о вспомогающей благодати прекрасно совместимы с уверенностью в себе и героизмом. Церковь Христова, на протяжении веков и до нынешнего дня, насчитывающая больше исповедников и добровольных мучеников, нежели любое другое сообщество, ни от кого не нуждается в уроках героизма в чувстве и деле. Низкая гордыня реформаторов, бранящая христианское смирение, называя его трусостью и самоунижением, достойна лишь осмеяния.

28. Слово "благодать" в широком смысле может означать любой из даров Создателя Его созданию, но в христианском своем значении подразумевает все сверхъестественные знаки любви Божией; вмешательство Бога, возводящего человека до того личного жизненного общения с Собою, которое в Евангелии называется поклонением детей Божиих. "Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими"(25). Отбрасывать сие милостивое и свободное возведение во имя так называемого "германского типа" равно открытому отвержению одной из фундаментальных истин христианства. Оскорблением нашего религиозного языка было бы ставить на один уровень сверхъестественную благодать и природные дары. Пастыри и стражи народа Божия хорошо поступят, если будут противостоять этому святотатству и смятению идей.

29. На вере в Бога, хранимой чистою и незапятнанною, основывается нравственность человека. Всякие попытки вынуть из-под нравственности и нравственного порядка гранитный фундамент веры и подменить его сыпучими песками человеческих правил рано или поздно приводит тех, кто их предпринимает, будь то индивидуальные люди или целые общества, к нравственному упадку. Глупец, сказавший в сердце своем: "нет Бога"(26), идет прямо к нравственному разложению, а число глупцов, стремящихся сегодня оторвать мораль от религии, - легион. Они либо не видят, либо не желают видеть, что изгнание вероисповедного христианства, то есть ясного и точного понятия о христианстве, из педагогики и образования, из организации общественной и политической жизни означает ничто иное, как духовную порчу и деградацию. Ни одна принудительная сила в государстве, сколь бы идеально чиста она ни была с человеческой точки зрения, сколь бы ни была благородная и возвышенная, никогда не сможет обойтись без высших и решительных побуждений, порождаемых верой в Бога и во Христа. Если человек, призванный к тяжким жертвам своего "я" ради общего блага, теряет поддержку со стороны вечного и божественного, ту утешительную и облегчающую веру в Бога, награждающего всякое благо и карающего всякое зло, то в большинстве случаев результатом будет не принятие долга, а отказ от него. Сознательное соблюдение десяти заповедей Божиих и предписаний Церкви (которые есть ничто иное, как практическое изложение евангельских правил) является для каждого непревзойденной школой личной дисциплины, нравственного образования и формации характера, школой строгой, но не чрезмерной. Милосердный Бог, как Законодатель говорящий: "ты должен!", - также Своей благодатью дает силу так желать и делать. Оставлять под паром столь действенные силы нравственной формации или прямо исключать их из общественного образования значит обрекать нацию на религиозный голод. Отдавать нравственный закон под субъективное, меняющееся со временем суждение человека вместо того, чтобы вдохновляться им в согласии со святой волей вечного Бога и Его заповедями, значит распахивать все двери перед силами разрушения. В результате остаются в небрежении вечные принципы объективной морали, наставляющей совесть и облагораживающей всякую отрасль и организацию жизни. Это грех против предначертанной судьбы народа, грех, горький плод которого будет отравлять будущие поколения.

30. Стремление современной жизни таково, что отрывает от богоустановленного фундамента Откровения не только нравственность, но и теоретические и практические права. В особенности Мы ссылаемся на то, что именуется естественным законом, начертанным рукою Создателя в сердцах человеческих(27), который легко может быть прочтен разумом, не ослепленным грехом или страстями. Именно в свете заповедей естественного закона может быть измерено нравственное содержание любого закона позитивного, кто бы ни был его законодателем, и, следовательно, степень его обязательности для совести. Законы человеческие, находящиеся в вопиющем противоречии с естественным законом, запятнаны порчей, которую не может исправить ни власть, ни сила. В свете этого принципа можно судить об аксиоме, согласно которой "право есть общая польза": ей можно придать верное значение, в том смысле, что нечто непростительное с нравственной точки зрения никогда не может служить благу народа. Древнее язычество признавало, что эта аксиома, дабы быть верна в полноте, должна быть построена обратным образом: "Ничто не может быть полезным, если не является в то же время нравственно благим"(28). Освобожденный от сего ораторского правила, принцип этот в области международного права привел бы нации в состояние постоянной войны, поскольку в национальной жизни он игнорирует, путая право и пользу, тот основной факт, что человек как личность обладает полученными им от Бога правами, каковые любое сообщество должно защищать от отрицания, подавления или небрежения. Не замечать этой истины значит забывать о том, что подлинное общее благо в конечном итоге измеряется, исходя из природы человека, в которой уравновешены личные права и общественные обязательства, и из предназначения общества, созданного ради блага человеческой природы. Общество замышлено Создателем ради полного развития индивидуальных способностей и ради социальных благ, право на которые, давая и получая, каждый может обеспечивать себе и другим. Более высокие и нравственные ценности, потребность в которых может удовлетворить только общество, также проистекают от Создателя ради блага человека, ради полного его природного и сверхприродного развития и реализации его совершенства. Пренебрегать этим порядком значит сотрясать столпы, на которых покоится общество, и подрывать общественное спокойствие, безопасность и само бытие.

31. Верующий обладает абсолютным правом исповедовать свою веру и жить в соответствии с ее повелениями. Законы, препятствующие этому исповеданию и практике веры, противоречат естественному закону. Родители, добросовестно и сознательно относящиеся к своим воспитательным обязанностям, имеют приоритетное право наставлять детей, которых дал им Бог, в духе своей веры и в согласии с ее предписаниями. Законы и меры в области школ, которые не уважают эту родительскую свободу, идут против нравственного закона и аморальны. Церковь, в чью миссию входит сохранение и разъяснение естественного закона, поскольку он по происхождению своему божественен, не может не объявить, что нынешний набор в школы, организованный без всякого подобия свободы, есть результат неправедного давления и нарушение всякого общего права.

32. Как наместник Того, Кто в Евангелии сказал юноше: "Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди"(29), Мы обращаем несколько отеческих слов к молодым.

33. Тысячами голосов кричат вам в уши, что Евангелие не было открыто Отцом Небесным. Тысячи перьев поставлены на службу такому христианству, которое не от Христа. В печати и по радио каждый день навязывают вам измышления, враждебные вере и Церкви, нагло враждебные всему, что должны вы считать почитаемым и священным. Многие из вас, держащиеся своей веры и своей Церкви, вследствие своего членства в религиозных ассоциациях, гарантированных конкордатом, часто сталкиваются с трагическими испытаниями, когда вера ваша по отношению к вашей стране неверно понимается, ставится под подозрение или даже отрицается, а вы сами несете убытки в профессиональной и общественной жизни. Мы хорошо знаем, что в ваших рядах много смиренных воинов Христовых, принимающих эту участь с болью, но и с твердостью в сердце и находящих утешение в мыслях о том, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие(30). Сегодня, видя, что вам угрожают новые опасности и новые притеснения, Мы говорим вам: если кто будет проповедовать вам Евангелие иное, нежели приняли вы на коленях своей набожной матери, из уст верующего отца или из учения верных Богу и Его Церкви, "да будет анафема"(31). Если государство создает национальную молодежную организацию и делает членство в ней обязательным для всех, не уважая права религиозных ассоциаций, абсолютным правом молодых людей, как и их родителей, остается требовать, чтобы эта организация была очищена от всяческих проявлений, враждебных по отношению к Церкви и христианству. Подобные проявления уже сейчас ставят родителей-христиан перед болезненным выбором, поскольку они не могут отдавать государству то, что принадлежит одному лишь Богу.

34. Никто не думает мешать молодым немцам создать подлинное этническое сообщество в благородной любви к свободе и верности к своей стране. Но Мы возражаем против намеренного и систематического создания противоречий между национальным воспитанием и религиозным долгом. Вот почему Мы говорим молодым: пойте свои гимны свободе, но не забывайте о свободе детей Божиих. Не бросайте благородство этой свободы в грязь греха и сладострастия. Тот, кто поет гимны верности своей земной родине, не должен из-за этого пренебрегать верностью по отношению к Богу и Его Церкви, становиться дезертиром и предателем Его небесной страны. Вам часто говорят о героическом величии, лживо противопоставляя его евангельскому смирению и терпению. Зачем скрывать факты героизма в нравственной жизни? Скрывать, что сохранение крещальной невинности - геройство, заслуживающее уважения? Вам часто говорят о человеческих недостатках, пятнающих историю Церкви; зачем игнорировать подвиги, которых полна Ее история, святых, рожденных Ею, благословения, низлившиеся на западную цивилизацию благодаря союзу Церкви и вашего народа? Вам говорят о спорте. В должных пределах физическое воспитание - благо для молодежи. Но теперь спортивным занятиям посвящают столько времени, что гармоничное развитие тела и разума не принимается в расчет, что остаются в небрежении обязанности по отношению к семье и соблюдение Дня Господня. С безразличием, граничащим с презрением, День Господень лишается своего священного характера, что противоречит лучшим немецким традициям. Но Мы ожидаем от католической молодежи, состоящей в пользующихся наибольшей благосклонностью государства организациях, того, что она будет держаться за свое право на христианское освящение воскресенья, не станет упражнять тело за счет бессмертной души, не склонится пред злом, а устремится к тому, чтобы побеждать зло(32), ибо высшим ее достижением будет награда победителя на арене вечной жизни(33).

35. Особые слова приветствия, поощрения и увещевания обращаем Мы к священникам Германии, которым приходится в трудные времена и в сложных ситуациях вести, под управлением своих епископов, паству Христову по пути прямому, словом и ежедневным примером преданности и апостольского терпения. Возлюбленные сыны, вместе с Нами участвующие в священных тайнах, не уставайте никогда проявлять вслед за Владыкой и вечным Священником Иисусом Христом милосердие и заботу доброго самаритянина. Каждодневное ваше поведение да останется незапятнанным пред Богом и беспрестанным стремлением к совершенству и освящению в милосердной заботе обо всех незащищенных, слабых и спотыкающихся. Будьте вождями для верных, поддержкой для павших, врачами для сомневающихся, утешителями для угнетенных, бескорыстными советчиками и помощниками для всех. Испытания и страдания, которые претерпел ваш народ в послевоенные годы, оставили болезненные рубцы на его душе. Они оставили горечь и беспокойство, которые трудно исцелить чем-либо, кроме любви. Любовь эта - необходимое оружие апостола в мире, раздираемом ненавистью. Благодаря ей вы забудете или хотя бы простите многие незаслуженные обиды, становящиеся теперь более частыми, нежели когда-либо прежде.

36. Любовь эта, разумная и сочувствующая по отношению к оскорбляющим вас, никоим образом не подразумевает отказа от права провозглашать, отстаивать и защищать истину и ее следствия. Первый из даров любви священника по отношению к его ближним - служить истине и опровергать заблуждения во всех их формах. Не поступать так значило бы не только предавать Бога и свое призвание, но и совершать преступление против подлинного благополучия вашего народа и страны. Всем, кто хранит верность своим епископам, обещанную в день рукоположения; всем, кто, исполняя священнические обязанности, призван был претерпеть гонения; всем, кто заключен в тюрьмы и концентрационные лагеря - Отец христианского мира шлет слова благодарности и одобрения.

37. Родительская благодарность Наша отсылается также к монахам и монахиням, а равно - и Наше сочувствие многим, кто в результате административных мер, враждебных по отношению к монашеским орденам, был изгнан с мест своего призвания. Если кто-либо пал и оказался недостоин своего призвания, их вина, караемая Церковью, никоим образом не умаляет заслуг огромного большинства, в добровольном самоотречении и нищете пытающегося служить Богу и своей стране. Их усердием, их верностью, их добродетелью, их деятельным милосердием, их преданностью ордена, посвященные заботе о душах, служению больным и образованию, вносят огромный вклад в дело частного и общественного блага. Несомненно, придут лучшие дни, и деяния их получат более справедливую награду, нежели в нынешние тревожные времена. Полагаем, что главы монашеских общин воспользуются испытаниями и трудностями, чтобы восстановить усердие, молитвенный дух, строгость жизни и превосходную дисциплину, дабы првлечь на их сложный труд благословение Божие.

38. Представляем Себе неисчеслимые множества Наших верных детей, Наших сыновей и дочерей, в которых страдания Церкви в Германии и их собственные не угасили преданности делу Божию, нежной любви к Отцу христианского мира, послушания пастырям, радостной решимости всегда, что бы ни случилось, сохранять верность священному наследию своих предков. Всем им посылаем Мы Наши отеческие приветствия, и в первую очередь - членам религиозных ассоциаций, храбро и ценой несказанных жертв стоящим в верности Христу и выступающих согласно правилам преданности и доброй совести за права, гарантированные Церкви и им самим торжественным договором.

39. Особые Наши приветствия направляем Мы родителям-католикам. Права и обязанности, вверенные им Богом как воспитателям, поставлены сейчас на карту кампании, чреватой тяжелыми последствиями. Церковь не может ждать, пока придется оплакивать разорение Ее алтарей, разрушение Ее храмов, если враждебное Ей воспитание должно осквернить храмы детских душ, освященные крещением, и загасить вечный свет веры во Христа ради света ложного, чуждого Кресту. Когда недалеко уже до осквернения храмов, долг каждого - отречься от ответственности, которую несет противоположный лагерь, и освободить свою совесть от преступного сотрудничества с подобным развратом. Чем больше стараются враги замаскировать свои замыслы, тем большая необходима в свете горького опыта бдительность. Сохраняемые ради видимости уроки религиозного образования, контролируемые никем не уполномоченными людьми, в рамках образовательной системы, систематически действующей против религии, не оправдывают голосования в пользу внеконфессиональных школ. Мы знаем, дорогие родители-католики, что голосование ваше не было свободным, ибо свободное и тайное голосование означало бы триумф католических школ. Поэтому мы никогда не прекратим публично представлять ответственным властям беззаконность оказанного на вас давления и обязательность соблюдения свободы образования. Но не забывайте и этого: никто не может освободить вас от ответственности за своих детей, возложенной на вас Богом. Никто из ваших притеснителей, якобы освобождающих вас от ваших обязанностей, не сможет вместо вас ответить пред вечным Судией, когда Он спросит: "Где те, кого Я вверил вам?". Пусть же каждый из вас сумеет ответить: "Из тех, которых Ты мне дал, я не погубил никого"(34).

40. Досточтимые братья, Мы убеждены, что слова, с которыми Мы в этот мрачный час обратились к вам и ко всем католикам Германского Рейха, найдут в сердцах и в делах Наших верных отклик - ответ на беспокойство общего Отца. Если бы Мы могли просить Господа об исполнении всего лишь одного Нашего желания, то молили бы Его о том, чтобы Наши слова достигли ушей и сердец тех, кто начал поддаваться угрозам и обманам врагов Христа и Его Церкви.

41. Каждое слово этого послания Мы взвесили на весах истины и любви. Не желаем Мы ни соучаствовать в лицемерии несвоевременного молчания, ни излишней суровостью ожесточать сердца находящихся под Нашей пастырской ответственностью, ибо пастырская любовь Наша объемлет и их, невзирая на всю их неверность. Если пытающиеся приспособить свое мышление к новым условиям не найдут для оставленного ими отеческого дома и Самого Отца иных слов, кроме слов недоверия, будь то в благодарности или в обиде, если забудут они то, что покинули, придет день, когда мучения их падут на брошенных ими детей, когда тоска по прошлому вернет их к "Богу радости и веселия юности их", к Церкви, Чья родительская рука направляла их на пути, который ведет к Отцу Небесному.

42. Как и другие периоды истории Церкви, нынешний призывает к новому подъему внутреннего очищения, условия которого, чтобы верные являли себя достаточно благочестивыми в исповедании веры во Христа, достаточно благородными в страданиях, встречая притеснителей Церкви силой своей веры и милосердия. Священная пора Великого Поста и Пасхи, проповедующая внутреннее возрождение и покаяние, да обратит взоры христиан ко Кресту и ко Христу Воскресшему, да будет для всех вас радостной возможностью исполнить души героизмом, терпением и победой. Тогда, убеждены Мы, враги Церкви, думающие, будто время их пришло, увидят, что ликование их преждевременно, и что могилу они вырыли зря. День придет, когда "Te Deum" освобождения заглушит поспешные гимны врагов Христа - "Te Deum" триумфа, радости и благодарности, ибо народ германский вернется к религии, преклонит колено пред Христом и, вооружившись против врагов Божиих, продолжит выполнение возложенного на него Богом задания.

43. Свидетель Нам - Тот, Кто испытует сердца и утробы(35), что не имеем Мы желания большего, нежели видеть в Германии восстановление подлинного мира между Церковью и государством. Но если - без всякой Нашей вины - мир этот не настанет, Церковь Божия станет защищать Свои права и Свою свободу во имя Всемогущего, рука Которого не сократилась. Полагаясь на Него, Мы "не перестаем молиться о вас и просить"(36) за вас, дети Церкви, дабы окончились дни несчастий и в час суда вы найдены были верными; за гонителей и притеснителей - дабы Отец света и милосердия просветил их, как просветил Савла на пути в Дамаск. С этой молитвой в сердце Своем и на устах Своих Мы даруем залогом Божией помощи, поддержкой в тяжкую пору, помощью в борьбе, утешением во всех испытаниях вам, епископы и пастыри верных, священники, монашествующие, миряне-апостолы Католического Действия, всем вашим прихожанам, а особенно - больным и заключенным, в родительской любви, апостольское Наше благословение.

Дано в Ватикане, в Страстное Воскресенье, 14 марта 1937 г.

(1) 3 Ин. 1:4
(2) Лк. 22:32
(3) Прем. 8:1
(4) Ис. 40:15
(5) Евр. 5:1
(6) Лк 10:22
(7) Ин. 17:3
(8) 1 Ин 2:23
(9) Евр. 1:1-2
(10) Деян. 4:12
(11) 1 Кор. 3:11
(12) Пс. 2:3
(13) 1 Тим. 3:15
(14) Мф. 18:17
(15) Лк. 10:16
(16) 1 Кор. 9:27
(17) Ин. 3:8
(18) Мф. 3:9
(19) Мф. 4:10
(20) Лк. 12:9
(21) Мф. 16:18
(22) Евр. 11:1
(23) Рим. 5:12
(24) 1 Кор. 1:23
(25) 1 Ин. 3:1
(26) Пс. 13:1
(27) Рим. 2:15
(28) Цицерон, De Off., II. 30
(29) Мф. 19:17
(30) Деян. 5:41
(31) Гал. 1:9
(32) Рим. 12:21
(33) 1 Кор. 9:24
(34) Ин. 18:9
(35) Пс. 7:10
(36) Кол. 1:9

Источник: www.papalencyclicals.net

Подготовил о. Керлі
13.09.2015

Категорія: Папські Послання | Додав: (13.09.2015)
Переглядів: 598